Чудесный порошок


Александр Волков. «Урфин Джюс и его древесные солдаты»


Александр Волков


Урфин Джюс и его древесные бойцы


ЧАСТЬ 1-ая

Расчудесный ПОРОШОК


ОДИНОКИЙ СТОЛЯР

Кое-где в глубине обширного американского континента, окруженная широкой пустыней и Чудесный порошок кольцом неприступных гор, лежала Магическая страна. Там жили добрые и злые феи, там говорили животные и птицы, там круглый год было лето, и под вечно горячим солнцем росли на деревьях неслыханные плоды Чудесный порошок.

Юго-запад Магической страны населяли жевуны – застенчивые и милые человечки, у каких взрослый мужик ростом не превосходил восьмилетнего мальчугана из числа тех краев, где люди не знают чудес.

Повелительницей Голубой страны жевунов была Гингема Чудесный порошок, злая волшебница, обитавшая в глубочайшей черной пещере, к которой жевуны страшились приближаться. Но ко всеобщему удивлению, нашелся человек, построивший для себя дом недалеко от жилья ведьмы. Это был некоторый Урфин Джюс Чудесный порошок.

От собственных хороших мягкосердечных соплеменников Урфин еще в детстве отличался сварливым нравом. Он изредка играл с ребятами, а если вступал в игру то добивался, чтоб все ему подчинялись. И обычно Чудесный порошок игра с его ролью оканчивалась стычкой.

Предки Урфина погибли рано, и мальчугана взял в ученики столяр, живший в деревеньке Когида. Подрастая, Урфин становился все неуживчивее, и, когда исследовал столярное ремесло, то без Чудесный порошок сожаления покинул собственного воспитателя, даже не поблагодарив его за заботу. Но хороший ремесленник отдал ему инструменты и все нужное для начала работы.

Урфин стал качественным столяром, он мастерил столы, лавки, сельскохозяйственные орудия и почти все Чудесный порошок другое. Но как это ни удивительно, свирепый и сварливый нрав мастера передавался его изделиям. Изготовленные им вилы старались боднуть собственного обладателя в бок, лопаты колотили его по лбу, грабли норовили зацепить за Чудесный порошок ноги и опрокинуть. Урфин Джюс лишился покупателей.

Он стал делать игрушки. Но у вырезанных им зайцев, медведей и оленей были такие лютые рожи, что детки, взглянув на их, пугались и позже Чудесный порошок рыдали всю ночь. Игрушки пылились в чулане Урфина, никто их не брал.

Урфин Джюс очень разозлился, забросил ремесло и закончил показываться в деревне. Он стал жить плодами собственного огорода

Одинокий столяр так Чудесный порошок не мог терпеть сородичей, что ни в чем старался не прогуляться на их. Жевуны жили в круглых домиках голубого цвета с остроконечными крышами и с хрустальными шариками наверху. Урфин Джюс выстроил для Чудесный порошок себя четырехугольный дом, выкрасил его в карий цвет, а на крышу дома посадил чучело сокола.

Жевуны носили голубые кафтаны и голубые ботфорты, а кафтан и ботфорты Урфина были зеленоватого цвета. У жевунов Чудесный порошок шапки были остроконечными, с широкими полями, а под полями болтались серебряные бубенчики. Урфин Джюс вытерпеть не мог бубенчиков и прогуливался в шапке без полей. Мягкосердечные жевуны рыдали при всяком случае, а в сумрачных Чудесный порошок очах Урфина никто никогда не подал слезинки.

Прошло пару лет. В один прекрасный момент Урфин Джюс явился к Гингеме и попросил старенькую ведьму взять его в услужение. Злая волшебница Чудесный порошок очень обрадовалась – на протяжение веков ни один жевун не вызывался добровольно служить Гингеме, и все ее приказания исполнялись только под опасностью кары. Сейчас у ведьмы появился ассистент, с охотой исполнявший различные поручения. И Чудесный порошок чем неприятнее были для жевунов распоряжения Гингемы, тем с огромным усердием передавал их Урфин жевунам.

Угрюмому столяру в особенности нравилось ходить к деревушкам Голубой страны и налагать на обитателей дань – столько Чудесный порошок-то и столько змей, мышей, лягушек, пиявок и пауков.

Жевуны страшно страшились змей, пауков и пиявок. Получив приказ собирать их, мелкие застенчивые человечки начинали плакать. При всем этом они снимали шапки и ставили их Чудесный порошок на землю, чтоб бубенчики своим гулом не мешали им рыдать. А Урфин смотрел на слезы собственных сородичей и злостно смеялся. Позже в назначенный денек являлся с большенными корзинами, собирал дань Чудесный порошок и отвозил ее в пещеру Гингемы. Там это добро или шло в еду ведьме, или употреблялось на злые волшебства.

В один прекрасный момент злая Гингема, ненавидевшая весь род человеческой, замыслила его убить. Для этого она Чудесный порошок наколдовала страшный ураган и выслала его за горы, за пустыню, чтоб он разрушил все городка, все села и под их осколками похоронил людей

Но этого не случилось. На северо-западе Магической страны Чудесный порошок жила хорошая волшебница Виллина. Она выяснила о каверзном плане Гингемы и обезвредила его. Виллина позволила урагану захватить в канзасской степи только один небольшой домик-фургон, снятый с колес и поставленный наземь. По Чудесный порошок приказу Виллины вихрь принес домик в страну жевунов, скинул его на голову Гингемы и злая волшебница погибла.

К удивлению Виллины, которая явилась посмотреть, как подействовало ее чернокнижниченство, в домике оказалась малая девченка Чудесный порошок Элли. Она забежала за своим возлюбленным песиком Тотошкой, в домик как раз перед тем, как вихрь схватил и понес его.

Виллина не могла возвратить девченку домой и порекомендовала ей Чудесный порошок идти за помощью в Изумрудный город – центр Магической страны. О властелине Изумрудного городка Гудвине величавом и страшном, прогуливались самые различные слухи. Молва утверждала, что Гудвину ничего не стоит ниспослать на поля пламенный дождик либо Чудесный порошок наводить все дома крысами и жабами. А поэтому о Гудвине говорили шепотом и с оглядкой, вдруг волшебник оскорбится каким нибудь неосмотрительным словом.

Элли послушалась добрую фею и отправилась к Гудвину в надежде Чудесный порошок, что волшебник не так страшен как о нем толкуют, и он поможет ей возвратиться в Канзас. Девченке не пришлось повстречаться с угрюмым столяром Урфином Джюсом.

В тот денек, когда домик Элли Чудесный порошок раздавил Гингему, Урфина не было около ведьмы: он ушел по ее делам в отдаленную часть Голубой страны. Весть о смерти волшебницы вызвало у Джюса и огорчение, и удовлетворенность. Он жалел, что растерял могущественную покровительницу Чудесный порошок, но рассчитывал пользоваться сейчас богатством и властью волшебницы.

В округах пещеры было безлюдно. Элли с Тотошкой ушли в Изумрудный город.

У Джюса появилась идея поселиться в пещере и объявить себя Чудесный порошок преемником Гингемы и властелином Голубой страны.

– Ведь застенчивые жевуны не смогут этому воспротивиться.

Но задымленная пещера со связками копченых мышей на гвоздиках, с чучелом крокодила у потолка и иными принадлежностями магического Чудесный порошок ремесла смотрелась таковой сырой и темной, что Урфин содрогнулся.

– Брр!.. – пробормотал он. – Жить в этой могиле? Нет уж, благодарю покорливо!

Урфин начал разыскивать серебряные башмачки ведьмы, потому что он знал, что Гингема дорожила Чудесный порошок ими больше всего.

Но зря он обшаривал пещеру, башмачков не было.

– Ух-ух-ух! – саркастически раздалось с высочайшего намоста, и Урфин вздрогнул.

Сверху на него смотрели глаза филина, светившиеся желтоватым светом во мраке пещеры Чудесный порошок.

– Это ты, Гуам?

– Не Гуам, а Гуамоколатокинт, – сварливо сделал возражение филин.

– А где другие филины?

– Улетели.

– Почему ты остался?

– А что мне делать в лесу? Ловить птиц, как обыкновенные Чудесный порошок филины и совы? Фи!.. Я очень стар и мудр для такового канительного занятия.

У Джюса мелькнула хитрецкая идея.

– Послушай, Гуам.. – Филин молчал. – Гуамоко. – Молчание. – Гуамоколатокинт!

– Слушаю тебя, – отозвался филин.

– Хочешь жить у меня? Я Чудесный порошок буду подкармливать тебя мышами и нежными птенчиками.

– Не даром, естественно? – буркнула мудрейшая птица.

– Люди, лицезрев, что ты мне служишь, посчитают меня волшебником.

– Хорошо выдумано, – произнес филин. – И для начала моей службы скажу, что Чудесный порошок ты зря ищешь серебряные башмачки, их унес небольшой зверь неведомой мне породы.

Зорко оглядев Урфина, филин спросил:

– А когда ты начнешь есть лягушек и пиявок?

– Что? – опешил Урфин. – Есть пиявок? Для Чудесный порошок чего?

– Потом, что эта еда положена злым волшебникам по закону – помнишь, как радиво Гингема ела мышей и закусывала пиявками?

Урфин вспомнил и содрогнулся, пища старенькой волшебницы всегда вызывала у него омерзение, и во Чудесный порошок время завтраков и обедов Гингемы он под каким-либо предлогом уходил из пещеры.

– Послушай, Гуамоко... Гуамоколатокнит? – заискивающе произнес он, – а нельзя ли обойтись без этого?

– Я для тебя произнес, а далее Чудесный порошок твое дело, – сухо окончил филин.

Урфин со вздохом собрал кое-какое имущество ведьмы, посадил филина на плечо и отправился домой.

Встреченные жевуны, завидев темного Урфина испуганно шарахнулись в сторону.

Возвратившись к Чудесный порошок для себя, Урфин зажил в собственном доме с филином, не встречаясь с людьми, никого не любя, никем не возлюбленный.




chto-znachit-stanovitsya-lichnostyu-karl-rodzhers.html
chto-znayut-amerikanskie-deti-ob-inceste.html
chtob-istrebil-gospod-nechistij-etot-duh.html